Моше Кантор: моет бабло, стрижет капусту, отбеливает миллионы

Моше Кантор использует свои связи для решения исключительно личных задач. Нынешнее поведение Кантора можно оценить, как «высшую доблесть» в том смысле, что он ставит свои, личные интересы исключительно выше интересов остальных людей.

 

Моше Кантор – как прикрыться благотворительностью

 

Пытаясь скрыть правду о своей деятельности Моше Кантор пошел во все тяжкие. Моше, как и любой другой хитрый человек решил отмывать своё имя самыми простыми и доступными средствами – заказными статьями в интернете. Вместо того, чтобы сосредоточиться на реально правильных поступках, друг Коломойского и один из возможных спонсоров украинских карателей, Моше Кантор нанял горе-пиарщиков, которые занялись перебивкой поисковой выдачи. Манипулятор Яндексом и Гуглом Вячеслав Моше Кантор решил, что можно просто написать текстов про «Моше Кантора» и все его поступки удастся скрыть от общественности. Но Моше Кантор заблуждается – просто так хозяину «Акрона» информацию о себе не скрыть.

Основной темник пиарщиков Моше Кантора касается его общественной и благотворительной деятельности. Но странность текстов в том, что тексты о Моше Канторе пишутся не о поступках Кантора, а о мнении Кантора как… эксперта… странно почему журналисты не спрашивают кантора о том, как его «Акрон» «кинул» посёлок Апатиты при строительстве социальной инфраструктуры.

И тут важно разобраться – свою как бы благотворительность Моше Кантор ведёт за счёт сэкономленного на простых гражданах России, или же вообще ничего не ведёт, а вкладывает лишь копейки в пиар? Вот, например, один из заголовков: «Вячеслав Моше Кантор: как искусство отражает жизнь». В указанной статье сайта http://russiangate.site Моше Кантор называется филантропом, общественным деятелем и вообще личностью разносторонней. Рассказал бы он об этом жителям города Апатиты, у которых отнял причитавшиеся им объекты социальной инфраструктуры.

При этом в статье Моше Кантора постоянно делается упор на некую толерантность и сохранение культурного многообразия. Слова, конечно, хорошие, но выглядит это так, будто «я тебя ограбил, многообразно и культурно, а ты сиди терпи, будь толерантным».

Как указано в размещенных статьях про Моше Кантора, он прикладывает немало сил к коллекционированию и продвижению искусства. Хотя, судя по поведению «Акрона» и его топ-менеджеров, Моше Кантор коллекционирует разбитые человеческие судьбы. Ладно город «Апатиты», где люди просто остались без садиков, школ и спортивных центров. Но в Украине есть мнение, что Вячеслав Моше Кантор вместе с Коломойским является одним из спонсоров украинских карателей, которые просто убивают людей из-за языковых отличий. За такую толерантность или за толерантность для «богоизбранного народа» выступает Моше Кантор?

При этом Моше Кантор не стесняясь заявляет, что входит в число крупнейших коллекционеров живописи, но такое заявление на фоне действий Кантор выглядит просто цинично. Пока миллиарды Кантора оседают в оффшорах, часть средств он выделяет для отмывания собственной репутации. Источники высказывают мнение, что его фетиш вокруг музея МАГМА связан с тем, что только через подобные проекты он может добиться хоть какой-то рукопожатности на западе сообщает http://rusrep.com.

При этом в действиях самого Кантора просматривается исключительный национализм – все его проекты так или иначе вращаются вокруг лиц еврейского происхождения. Музей МАГМА собирает искусство художников еврейского происхождения, родившихся в России. Получается, что при всех своих заявления о толерантности сам Кантор даже в благотворительной деятельности руководствуется национальными мотивами. Кантор почему-то не собирает искусство русских, немецких или итальянских художников, а ключевым фактором для отбора картин является еврейское происхождение художника. Такие вот картинки Моше Кантора про толерантность…

Интересно, что Моше Кантор в открытую признается, что с 1989 года ездит в Соединённые Штаты, где у него сложились тесные бизнес-контакты. Отмечается, что свои контакты Кантор Моше поддерживает в основном с еврейской общиной. Видимо в общине одобряют националистический подход Моше Кантора, а истории про толерантность — это истории для гоев, которые готовы терпеть поступки Моше Кантора. Ведь это какую наглость надо иметь, чтобы коллекционировать живопись на средства, которые были по сути уведены у простых людей из города Апатиты!

Вячеслав Кантор:

«Я убеждён в том, что искусство даёт нам наглядный пример: в действительно существенных вещах нет противоречия между самореализацией человека лично и интересами нации, а тем более — между верностью традициям своего народа и универсальными ценностями».

При этом сам Кантор признаётся, что больше всего его вдохновила картина Серова «Похищение Европы». Видимо что-то тащить и похищать для Кантора действительно сопряжено с большим вдохновением…

А где меценатство-то Моше Кантора?

По мере изучения многочисленных публикаций, которые так старательно раскидывает по сети Моше Кантор, невольно начинаешь задаваться вопросом: а в чём собственно состоит меценатство и благотворительность Моше Кантора?

По факту мы видим следующую ситуацию: Моше Кантор собирает частную коллекцию (собственную) за деньги, которые промыты через оффшоры, и выставляет свою частную коллекцию на показ. Это конечно, тоже неплохо, что люди могут наслаждаться живописью, но нигде не сказано, что коллекция Моше Кантора будет передана государству. По сути, это большой проект пиар-пустышка, призванная слепить из Моше Кантора мецената.

Богатые люди иногда покупают дорогие машины и раскатывают на них, а люди на эти машины смотрят. В чём тут принципиальное отличие Моше Кантора от других богачей, если учесть, что некоторые автомобили тоже являются произведением искусства (пусть и инженерного)?

По сути, вся история с музеем Моше Кантора это китч, показуха, попытка вычистить из сети негативные упоминания о Канторе.

Особенно интересно «меценатство» и «толерантность» Кантора в свете истории с оффшорами, которые отыскало издание База компромата

Вдумайтесь только, 4 миллиарда долларов и большая часть средств последние годы были выкачаны за счёт активов на территории России. При этом сам Кантор предпочитает тратить и хранить деньги заграницей. Активы, которыми владеет Кантор это приватизированные вначале девяностых советские производители минеральных удобрений – это «Акрон» и «Дорогобуж».

Компании с оборотами в миллиарды долларов принадлежат Моше Кантору через цепочку оффшоров.

То есть, еще вначале девяностых, как и другие олигархи типа Березовского или Гусинского Моше Кантор удачно с кем-то договорился и приватизировал жирные куски советской собственности. Спустя же двадцать лет он учит всех толерантности и смирению. Неплохо, да?

По сути, Моше Кантору повезло, что Гусинский и Березовский были более активными чем он и поэтому лишились всего, что имели в России, а сам же Кантор вовремя затих. Но это лишь часть правды, ведь продолжая качать через оффшоры деньги от удобрений Моше Кантор, как указывает ряд источников может являться одним из спонсоров украинских карателей.

Деньги на карателей могли бы идти через оффшоры, которые так любит Моше Кантор, а за 30 лет ведения бизнеса представить Кантора без оффшоров и вовсе невозможно.

Среди оффшоров связанных с Моше Кантором называют: «Редбрик Инвестментс С.а.р.л.», а также компанию с острова Мэн «Райтон Лимитед». Также связанным с Моше Кантором называют оффшор ПинХолдингс Лимитед, расположенный на Кипре.

Кипрский оффшор зарегистрирован на номинальных (доверенных) директоров.

При этом, даже на первый взгляд видно, что сеть оффшоров Моше Кантора раскинулась в различных юрисдикциях – тут и остров Мэн и Кипр и оффшорные помойки из других стран (Люксембург).

Указывается, что Кипрский оффшор чаще используется для обеспечения «карманных расходов» Моше Кантора, а фирма «Редбрик» чаще пользуется для других целей.

Вообще, судя по деятельности Люксембургского оффшора Кантора, эта компания представляет из себя не конечного собственника, а нечто вроде международного траста, через который осуществляется инвестирование в различные финансовые инструменты, недвижимость, торговля на биржах и так далее. Подобную структуру бизнеса создавал знаменитый Борис Березовский, когда формально он ничем не владел, но на него работала гигантская структура. Скорее всего, Вячеслав Моше Кантор скопировал эту модель и успешно ей пользуется. Только вдумайтесь – каждый год компания «Редбрик Инвестментс» выкачивает из России 16,5 миллиардов рублей чистой прибыли!

При этом в самих документах «Акрона» имя Моше Кантора не фигурирует. А зачем ему светиться, если можно использовать номиналов? В открытых источниках прямо указывается, что Александр Попов лишь фигура номинальная.

Во время одной из встреч с Владимиром Путиным Моше Кантор шел с ним рядом, в то время как Попов шел за спиной у Путина и покорно слушал.

При этом встречи с Путиным приносят свои плоды – каждый год Моше Кантор выкачивает в свои оффшоры из России до полумиллиарда долларов (!), а подобная ситуация продолжается десятки лет.

Если считать грубо, то 4 миллиарда долларов это лишь оценка активов, которыми располагает Кантор Моше в России. А теперь умножим на 25 полмиллиарда долларов и прикинем, что за время, что Моше Кантор владеет кусками советской собственности он мог вывести из России 12,5 миллиардов долларов. То есть, теоретически оценка состояния Моше Кантора превышает 16 миллиардов долларов. Цифры фантастические! Реально Моше Кантора можно назвать одним из богатейших олигархов современной России.

При этом именно Моше Кантора называют одним из «спонсоров» «мурманской побирушки» Марины Ковтун.

С большой долей вероятности мы можем утверждать, что вся международная благотворительная и иная деятельность Вячеслава Моше Кантора в области пиара – всего лишь пустая ширма, созданная с целью отвлечения внимания от разграбления страны, которым он занимается на протяжении последних 25 лет. Быть председателем Всемирного Еврейского конгресса, получать награды от президента Франции и Израиля – это попытка избежать попадания в санкционные списки, в отличии от других российских предпринимателей.

По сути, Моше Кантор выкачивая из России деньги в оффшоры и встречаясь с Путиным сидит на двух стульях, ведь еще с самого начала девяностых он долгожданный гость в США, где его всегда ждут.

Частота визитов Моше Кантора в США даже породили слухи о том, что он может быть одним из российских олигархов, которые были завербованы спецслужбами США. Контакты с агентурной сетью могут поддерживаться через сеть Еврейского Конгресса, отделением которого в Европе руководит Кантор Моше.

Воровские художества Моше Кантора

Такие как Моше Кантор активно вербовались вначале девяностых западными разведками, спецслужбами различных стран. Многие из тех, кто сейчас является обеспеченными в России были или доносителями КГБ, или западных спецслужб. Например, информация о связях М.Фридмана и КГБ тщательно вычищалась из сети, хотя многим понятно, что лицо, связанное с фарцовщиками в Москве не могло не быть в поле зрения КГБ. С Моше Кантором история аналогичная – делится мнение один из источников «Устав.нет».

В такой ситуации смешно, что о полотне «похищение Европы» Моше Кантор отзывается как о «школе жизни». Видимо «Похищение Европы» вдохновляет Моше кантора каждый раз, когда он делает очередной перевод средств из России в оффшоры?

Что интересно, картины, которыми так гордится Кантор в России почти не появляются. Согласно платным статьям, которые размещаются про Кантора некоторые картины из его «музей» (а по сути частной коллекции) лишь недавно впервые были показаны россиянам. Видимо вал критических статей про Кантора накопился, и он решил пойти по пути привоза в Россию своей бесценной коллекции.

При этом переводить активы, которые Моше Кантор вывел заграницу в Россию он не планирует.

«Про Россию известно, что мы — великая ресурсная держава, ещё про космос и балет, но ведь есть и другое измерение: что в искусстве Россия не заимствовала что-то с Запада, а наоборот, занимала лидирующие позиции во времена авангарда», — рассказал Вячеслав Кантор в интервью РИА-Новости.

Действительно, для Моше Кантора Россия это именно «ресурсная держава» из которой можно выводить деньги в оффшоры, а местному населению потом показывать привезенные картинки.

Особенно интересна ситуация вокруг Моше Кантора если вспомнить историю в городе Апатиты. Когда «Акрон» получил актив в городе он отказался о взятых по договору на себя обязательств, а город по сути стал территорией из которой лишь выкачиваются ресурсы. Одной только экономии на Апатитах хватило бы для того, чтобы Моше Кантор каждый день возил выставки всех мировых музеев в Россию. Но об этой истории в своей биографии Моше Кантор и топ-менеджмент «Акрона» замалчивают.

При этом сам Моше Кантор сравнивает себя с известным американским меценатом Робертом Стэнфордом. Но масштабы Кантора и Стенфорда несопоставимы. Подобной проблемой страдает и Андрей Симановский, который сравнивал себя со Стивом Джобсом. Вряд ли Стенфорд знал, что такое оффшоры и уж совершенно точно не использовал оффшоры для вывода капиталов из США для личного обогащения.

Так что Моше Кантора и Стенфорда сравнивать не стоит. Сравнивать Кантора лучше с известными американскими аферистами, или российскими олигархами девяностых, которые презираемы в России и бежали из страны. Не исключено, что Моше Кантора ждёт судьба Бориса Березовского. Просто до Кантора ещё не дошли.

 

Удобритель Кантор Вячеслав Владимирович (он же Моше) растягивает свой исход

 

Куда бежать Моше Кантору? Так называет себя миллиардер Вячеслав Владимирович Кантор, отпрыск криминально известного деятеля советской торговли, алчного персонажа документальных фильмов-расследований Владимира Кантора. Сын у него тоже имеет определённую известность.

«Исход владельца группы «Акрон» Вячеслава Кантора из проектов в Канаде и других странах может быть связан с санкциями США.

При этом деньги из его офшоров вряд ли вернутся под российскую юрисдикцию…

Группа компаний «Акрон» российского олигарха Вячеслава Кантора продолжает экстренно выходить из целого ряда зарубежных проектов. На днях стало известно, что «Акрон» продала лицензию на добычу на одном из участков месторождений калийных солей в канадской провинции Саскачеван.

Участок, лицензия на разработку которого идёт речь, Кантор собирался разрабатывать вместе с компанией Rio Tinto еще в 2012 году, но проект так и не стартовал. Судя по всему, из-за начавшейся политической турбулентности в связи с событиями на Украине в 2014 году. Тогда же были введены первые санкции против российских компаний.

Однако настоящие проблемы у структур Кантора начались несколько позже – в 2018 году, когда выяснилось, что он лично оказался в санкционном списке, представленном властям США в рамках так называемого кремлёвского доклада.

Хитрый уж «вертит» еврейством на сковородке международной политики

Как только ни извивался Кантор, чтобы минимизировать для себя последствия этой ситуации. По слухам, не гнушался даже использовать своё общественное положение.

Дело в том, что Вячеслав Кантор является президентом Европейского еврейского конгресса (ЕЕК), весьма влиятельной общественной организации.

Как пишет издание Лайф, Кантор пытался воздействовать на властей США через нанятых лоббистов из компании Global Policy Initiatives. В мотивировке лоббистской активности ЕЕК прямо указывается, что попадание Кантора под санкции якобы несёт риски для борьбы с антисемитизмом в Европе.

При чём тут личность и бизнес самого Кантора, непонятно. Разве не цинично использовать подобную организацию для решения собственных проблем?

Не менее циничной выглядит позиция Кантора и по поводу событий на Украине, с которых и начался весь сыр-бор. Поговаривают, что еще в 2014 году Кантор поддержал украинский госпереворот, и даже якобы критиковал Владимира Путина по поводу позиции российского государства в связи с украинским кризисом.

Более того, как следует из утверждений авторов сайта Орд-02, позиционируемого как социальный блог, якобы Кантор даже признавался в финансировании одного из украинских «добробатов». Речь о батальоне «Матилан», в который набирались выходцы из Украины.

Впрочем, реальных подтверждений этому найти не удалось. Если это правда имело место – почему же Кантор всё ещё зарабатывает деньги в России, а не перебрался в Незалежную?

При этом Кантор почему-то не вспоминает, что его империя калийных удобрений «Акрон» была собрана, фактически, на осколках калийной отрасли распавшегося СССР, а практически все структуры группы завязаны на офшоры. Если Кантора кто-то и захочет упрекнуть в непатриотичности, то вспоминать следует не мифические высказывания в поддержку новых украинских властей.

Основными активами Кантора являются ПАО «Акрон» и ПАО «Дорогобуж». Обе организации давно и прочно прописались в иностранной юрисдикции. Тогда как «Дорогобуж» практически полностью (96%), большая часть «Акрона» (62%) записана на «Редбрик Инветсментс С.а.р.л.» из Люксемурга.

Почти четвертью «Дорогобужа», 23%, владеет компания ЗАО «Акронагросервис». И она тоже прочно связана с офшорами. Её первый собственник, ЗАО «Интелмас», на 100% принадлежит американскому офшору «Райтон Лимитед». Сейчас у этой компании могут быть серьёзные проблемы в связи с попаданием Кантора в санкционный список.

Вторым собственником является кипрская компания Pin Holdings Limited, она держит 98% акций. Якобы это основной кошелёк Кантора, через который в год может прокачиваться более 5 млрд рублей. Впрочем, достоверной статистики нет – структура непрозрачна, а сам Кантор не спешит делиться с журналистами подробностями её работы.

Патологическая жадность Кантора

По слухам, американская структура «Райтон Лимитед» вообще нужна была Кантору, чтобы переводить средства в США на взятки чиновникам, что-то вроде полезного кошелька. Даже если нечто подобное имело место, вряд ли оно Кантору помогло. Может, просто пожадничал?

Злые языки, пытающиеся приписать Кантору финансирование украинского «Матилана», не устают проводить параллели между этими слухами и офшорами олигарха. Якобы, именно через них может идти подпитка украинских силовиков деньгами. Подпитку эту некоторые оценивали в сумму до 2 млрд. Кто-то рублей, а кто-то и вовсе долларов.

Впрочем, доллары – весьма сомнительно, ведь Кантор имеет репутацию довольно прижимистого человека.

При этом многие проекты Кантора непосредственно в России испытывают массу проблем. А какие-то и вовсе не могут начать полноценно реализовываться. Например, нашумевший проект по строительству «Талицкого горно-обогатительного комбината» в Пермском крае. Его должны были ввести в строй еще в 2016 году, но из-за многочисленных проблем с поисками соинвесторов постоянно откладывали.

Теперь датой ввода в эксплуатацию стоит уже 2021 год. Об этом пишет издание «Федерал Пресс». По слухам, главной причиной задержки стало то, что Вячеслав Кантор якобы выбрал получение серьёзных дивидендов себе лично, вместо того, чтобы пустить эти средства в развитие своего предприятия. В 2017 году они составили свыше 9 млрд рублей.

Реализовывать проект Талицкого ГОКа со стороны «Акрона» должна была другая структура Кантора – ООО «Верхнекамская калийная компания». Но долгое время дальше геологоразведки дело не шло, что позволило недоброжелателям посчитать действия Кантора простой профанацией, а также припомнить, как он вообще попал в этот гигантский калийный бизнес.

Откуда есть пошёл Моше Кантор

Становление Кантора-бизнесмена происходило, как и в случаях многих других олигархов, в многострадальные 90-ые. Тогда Кантору удалось по подозрительно низкой цене купить завод «Азот». Более трети этого предприятия достались бизнесмену всего за 200 тыс. долларов. Смешная сумма для компании, которая впоследствии стала приносить прибыль в 60-70 млрд рублей в год.

Уже после этого, в 1997 году, «Акрону» Кантора и ЗАО «Нордлик Рус Холдинг» удалось создать совместное предприятие для ведения бизнеса. Однако тогда Кантору удалось провернуть сделку таким образом, что у «Акрона» оказался контрольный пакет акций СП.

Уже после этого также при весьма странных обстоятельствах его бизнес-империю пополнили ОАО «Дорогобуж», ЗАО «Акронит», ЗАО «Новпромгаз» и часть акций «Сильвинита». По слухам, тогда бизнес Кантора мог лоббировать сенатор о Новгородской области Михаил Прусак. Последнего недоброжелатели называли чуть ли не другом Кантора, но реальных подтверждений этому нет.

Зато есть и другая информация. Якобы, Прусак раньше мог быть связан с новгородскими преступными группировками во главе с Николаем Кравченко (кличка - Коля Бес).

Подобные ребята всегда были известны наличием силового ресурса, который частенько использовался в рейдерских захватах при отжиме предприятий. Часть бизнеса Кантора могла попасть к нему при помощи таких вот персонажей?

Как бы то ни было, эти времена остались далеко позади, а к правительству США подослать гонцов для откровенного разговора Кантору удалось бы вряд ли. При всем этом поражает его способность держать удар: предпринимателю много раз пророчили быстрый отъезд и России в Израиль, гражданство которого он имеет.

Каждый раз эти пророчества оказывались несостоятельными. Может быть, в этот раз, учитывая реальную распродажу активов Кантора, пробуксовку Талицкого ГОКа и падение мировых цен на калийные удобрения, кто-то из пророков, наконец, окажется прав?

 

«Феномен Кантора» — бизнесмена и манипулятора

 

Одиозный олигарх Вячеслав (или как он сам себя называет Вячеслав-Моше) Кантор продолжает начатую десять лет назад распродажу своих канадских активов. Недавно он реализовал очередной участок калийного месторождения, расположенного в провинции Саскачеван. Учитывая, что миллиардер внесен в санкционный список США, сделка выглядит весьма своевременной. Тем не менее, Вячеслав-Моше Кантор не устает подчеркивать свою приверженность Европе, где он проводит большую часть времени, и европейским ценностям демократии и толерантности. Последние он отстаивает весьма специфическими методами: возглавляя «Европейский еврейский конгресс» и всячески подчеркивая свое национальное происхождение, миллиардер водит дружбу с политиками, героизирующими украинских националистов, и даже оказался уличен в финансировании одного из карательных добровольческих формирований, задействованных в «зоне АТО» на юго-востоке Украины. Подобная политическая позиция отнюдь не мешает Кантору вести бизнес в России, заявлять о масштабных проектах и даже получать миллиардные кредиты на их реализацию. При этом он остается владельцем сети офшоров, на счетах которых могут оседать финансы, как многочисленных убыточных компаний, так и те, что были получены им от продажи зарубежных активов.

Канадские активы Кантора попали «под сокращение»

О продаже калийного участка, расположенного в провинции Саскачеван на юго-востоке Канады, пресс-служба «Акрона» сообщила в конце мая. Покупателем выступила канадская компания «Potash Corporation of Saskatchewan Inc», цена сделки не раскрывается.

Как уточняет «Коммерсант», калийные активы в Канаде Кантор приобрел еще в 2008 году, выкупив за 61 млн канадских долларов 98% акций предприятия «101109718 Saskatchewan Ltd». Однако к их разработке так и не приступили. Напротив, в 2010-2011 гг. «Акрон» продал часть принадлежавших ей участков: тогда среди покупателей значились канадская «SanyaResourceCorporation» и китайская «Yankuang Group Corporation Limited».

Развивать месторождения планировалось совместно с австралийско-британским концерном «RioTinto». Было даже объявлено о создании с этой целью совместного предприятия, но дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Причинами назывались смена руководства «Rio Tinto», а также кризис на рынке, возникший после калийного конфликта России и Беларуси летом 2014 года.

По мере эскалации конфликта на юго-востоке Украины, Вячеславу Кантору стало тем более не до реализации проектов с западными партнерами. А в январе 2018 года СМИ сообщили, что олигарх включен в так называемый «Кремлевский доклад» Министерства финансов США. Проще говоря, попал в «санкционный список». Видимо, в тот момент владелец «Акрона» понял, что от иностранных активов нужно окончательно избавляться, ведь его сигналы западной элите о том, что он «свой», оказались банально проигнорированы.

Моше Кантор манипулирует еврейством

А такие сигналы были. Сам Кантор в интервью изданию «Ведомости» подчеркивает, что хотя он и считает себя «русским евреем», тем не менее, предпочитает России Европу:

«я 20 лет прожил в Швейцарии, несколько лет живу в Англии».

В публикации говорится, что большую часть времени миллиардер проводит в Лондоне, а в период школьных каникул живет с семьей на Сардинии.

В это время олигарх начал эксплуатировать модного на Западе «конька» - борьбу с антисемитизмом и ксенофобией. Дело в том, что Вячеслав Кантор на протяжении многих лет руководит «Европейским еврейским конгрессом», «Европейским еврейским фондом» и фондом «Всемирный форум памяти холокоста», а кроме того является сопредседателем «Европейского совета по толерантности и примирению».

Не смирившись с включением в «санкционный» список, Кантор решил использовать в качестве инструмента психологического влияния религиозно-этнический фактор, а в качестве политического рычага - «Европейский еврейский конгресс» (ЕЕК).

По информации издания «Life», Конгресс нанял занимающуюся лоббизмом фирму Global Policy Initiatives, перед которой была поставлена задача донести до Минфина США информацию о том, что санкции в отношении Кантора наносят удар по борьбе с европейским антисемитизмом и защите еврейского сообщества Европы.

Весьма примечательная подмена понятий! Видимо, Кантор не зря носит с некоторых пор двойное имя: в одних обстоятельствах - он остается Вячеславом, в других становится Моше. Взять хотя бы его отношение к Украине и украинскому политическому истеблишменту. В середине 2000-х олигарх входил в близкое окружение президента Виктора Ющенко, а в 2005 году даже был назначен его внештатным советником (аналогичный статус получил также Борис Немцов).

Как писал «Коммерсант», у Кантора имелись на Украине собственные коммерческие интересы, в частности, в агропромышленной отрасли. По всей видимости, тогда они возобладали над этнической памятью. Ведь Виктор Ющенко никогда не скрывал симпатий к украинским националистам. В своих выступлениях он называл ветеранов УПА (деятельность организации запрещена в РФ) - «живым примером для молодого поколения», а Степану Бандере и Роману Шухевичу присвоил звание «героя Украины».

Борец с антисемитизмом и … союзник бандеровцев?

Вряд ли Кантор не был осведомлен о симпатиях Ющенко, скорее всего запущенный процесс «бандеризации» не пугал лидера ЕЕК. Ведь на что только не пойдешь ради получения гешефта! И более поздние возмущения Моше Кантора выглядят, мягко сказать, не особо убедительно.

Не менее интересны взгляды олигарха на события, произошедшие на Майдане в 2014 году и последующий вооруженный конфликт на юго-востоке Украины.

«Я не могу осуждать Владимира Путина, так как живу в его стране, но буду помогать своим братьям, которые борются за демократические и общечеловеческие ценности не только в Украине, но и во всем мире. Евреи спокон веков были призваны восстанавливать справедливость в мире», - цитировал слова Кантора новостной портал «Главк».

Если верить сообщению портала, дальше миллиардер добавил:

«Еврейское братство никогда не даст Путину возродить нацизм».

Что под этим подразумевалось - можно только гадать. Зато прекрасно известно, чем все обернулось на практике. По информации СМИ, называющий себя «русским евреем» Кантор пожертвовал 2 млн долларов созданному в 2014 году добровольческому батальону «Матилан», который украинские антифашисты называют не иначе как «карательным». Предлог был указан благовидный - «борьба с терроризмом».

Кто назывались «террористами» догадаться не сложно - это сторонники независимости «народных республик» Донецка и Луганска.

Причина, по которой из всех добробатов Кантор выделил именно «Матилан» объяснима: как писал портал «Newsli.Ru», костяк батальона составили одесские евреи, «доказавшие лояльность действующей власти».

«Те средства, которые я передаю батальону «Матилан» являются лишь малой толикой того, что каждый из сильных мира сего должен вложить в становление порядка и демократии на нашей планете», - без лишней скромности заявил Вячеслав-Моше Кантор.

Ему, видимо, не дают покоя сомнительные лавры его соплеменника олигарха Игоря Коломойского, щедро финансировавшего «Правый сектор» (организация запрещена в РФ) и позировавшего в футболке с надписью «жидобандера».

Офшорная «империя» Кантора

Можно ли счесть финансирование карательного батальона одним из посылов, обращенных к антироссийски настроенной части западной элиты? Если и так, то он также был оставлен без внимания, а имя Кантора продолжает фигурировать в санкционных списках.

Удивительно, что при такой международной активности, олигарх продолжает развивать бизнес именно в России, где ему принадлежит два крупнейших предприятия-производителя удобрений - новгородский ПАО «Акрон» и смоленский ПАО «Дорогобуж».

«Акрон» весь пронизан оффшорами. Его основным владельцем является зарегистрированная в Люксембурге компания «Редбрик Инвестментс С. а. р. л.», которая является собственником 62,71% предприятия. Еще 23,27% компании принадлежит АО «Акронагросервис», учредителями которого, в свою очередь, выступают кипрская «Pin Holdings Limited» и ЗАО «Интелмас(Интеллектуальные материалы и системы)». Последняя находится в собственности оффшора «Райтонлимитед», «прописанного» на острове Мэн.

Еще 6,41% акций владеет «Дорогобуж» и 5,22% - «Национальный расчетный депозитарий», входящий в структуру «Московской биржи». Что касается ПАО «Дорогобуж», то здесь все просто: собственником 95,43% этого предприятия является «Акрон».

Действительно, без офшоров Кантору не обойтись. С их помощью, к примеру, можно переводить средства американской компании-лоббисту «Global Policy Initiatives». А еще финансировать сомнительные украинские авантюры. Хотя из сообщений СМИ видно, что это направление своей деятельности олигарх особенно и не старается маскировать.

Впрочем, только ли для этого миллиардеру нужны офшоры? В структуре того же «Акрона» имеется достаточно «дочерних» компаний, которые официально работают «в минус». Судите сами. Только в 2019 году ООО «Гелиосхолдинг» понесло убытки в размере 3,6 млн рублей. Прибыль ООО «Трастсервис»составила «минус» 7,5 миллиона; ООО «Гостиница «Акрон» - «минус» 1,8 миллиона; АО «Акронит» - «минус» 105 млн рублей.

Таким образом, не исключено, что на кипрских или люксембургских счетах оседают не только финансы убыточных фирм, но и средства, полученные от продажи канадских активов Вячеслава-Моше Кантора.

Дивиденды в карман и за кредитом в банк

Обратим внимание, что некоторые проекты, заявленные в качестве масштабных, остаются таковыми только на бумаге. Например, еще в 2010 году руководство «Акрона» объявило о планах строительства «Талицкого горно-обогатительного комбината» в Пермском крае. Объем инвестиций должен был составить порядка 1,5 млрд долларов, а датой запуска объекта в эксплуатацию называли 2016 год. Но уже в 2013-м сроки начала производства перенесли на 2021 год.

А в прошлом году СМИ сообщили, что ВЭБ, Сбербанк и Газпромбанк согласились предоставить Кантору кредит на разработку Талицкого участка Верхнекамского калийного месторождения в размере 1,7 млрд долларов сроком на 15 лет. Договориться о займах с иностранными банками руководству «Акрона» не удалось: заграница, вопреки известной поговорке, не помогла. Зато российские банковские структуры сердечно распахнули объятия борцу за демократию и территориальную целостность Украины. Вот уж действительно, чудные дела творятся!

Заметим, что в то время, как Вячеслав-Моше Кантор усиленно искал финансы на строительство Талицкого комбината, «Акрон» согласовывал выплату миллиардных дивидендов своим акционерам. Так, в 2017 году на эти цели было направлено9,5 млрд рублей; в первом полугодии 2018-го выплаты составили7,5 миллиарда; размер итоговых выплат за 2019 год оценивается в 15,24 млрд рублей.

Теоретически, эти средства можно было пустить на развитее предприятия в Перми. Практически же их предпочли использовать для личных целей.

Видимо, желание вкладывать меньше, получать больше не отпускает Кантора еще с 1990-х, когда на волне масштабного передела собственности он сумел всего за 200 тыс. долларов выкупить 35% акций новгородского завода «Азот» - одного из крупнейших химических предприятий на постсоветском пространстве.

«Азот» стал ядром империи «Акрон», ее сердцем. Дальше события развивались по уже отработанному сценарию - под «крыло» Кантора один за другим отошли такие объекты химпрома, как «Дорогобуж», «Акронит», «Новпромгаз». Среди тех, кто в разное время способствовал становлению и расширению его бизнеса называют бывшего госсекретаря РФ Геннадия Бурбулиса, «отца приватизации» Анатолия Чубайса, президента «Альфа-банка» Петра Авена, бывшего губернатора новгородской области Михаила Прусака.

И хотя сейчас не 90-е, умению Вячеслава-Моше Кантора усидеть на нескольких стульях одновременно можно только поражаться. Тем не менее, местом жительства для себя он уже избрал Европу. И пускай медленно, но верно распродает активы. Пока - зарубежные, но кто знает, не дойдет ли в скором времени очередь и до российских? Плакали, в таком случае миллиарды, выделенные банками на строительство Талицкого комбината.

 

Личный еврей президента: как Моше Кантор отмывает репутацию Владимира Путина

 

Может ли память о Холокосте стать инструментом для чистки светлого образа российского лидера? Может, если за дело берутся небрезгливые профессионалы

Страсть к истории, обуявшая российскую власть и лично президента, который теперь читает коллегам лекции о Второй мировой и готовит к публикации фундированную научную статью, имеет вполне прагматическое измерение: геополитические свершения последних лет фактически уничтожили международную репутацию РФ. Это, разумеется, печалит Владимира Путина, которому хочется по-прежнему быть равным или даже старшим партнером прочих мировых лидеров.

Неоспоримые заслуги СССР в деле борьбы с гитлеровским нацизмом – значимый исторический капитал, который можно тратить на отмывание репутации. Собственно, ничего больше у путинского режима и не осталось.

И вот тут в ход идет все – борьба за светлые имена выдающихся дипломатов Молотова и Риббентропа, создание образа безгрешного почти и миролюбивого Сталина, и даже Холокост. Особенно если найдется смышленый и расторопный человек, готовый тему Холокоста правильно разыграть, как козырную карту.

«Вы нас не слушали, послушайте теперь»

Эта задача – трудная и чреватая международными скандалами. Вроде того, что случился недавно в древнем городе Иерусалиме. Там 23–24 января проходил в мемориальном комплексе Яд ва-Шем Пятый международный форум под боевым девизом «Помнить о Холокосте, бороться с антисемитизмом!». Почетным гостем на нем был президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, собственно весь форум и готовился как его бенефис.

Сначала Путин чинно-благородно открыл в Иерусалиме памятник жертвам блокады Ленинграда, хотя многие жители древнего города были против. Потом выступил на форуме перед другими главами государств, где рассказал им, что «в 1945-м, конец варварским планам положил, прежде всего, советский народ. Он, как уже было здесь только что сказано, отстоял и своё Отечество, и принёс освобождение от нацизма Европе».

Предшествовало речи Путина выступление организатора и спонсора этого мероприятия Моше Кантора, в котором он подготовил остальных участников к выходу российского лидера.

«Более 80% евреев чувствуют себя незащищёнными в современной Европе, а более 40% рассматривают возможность покинуть Европу навсегда, и в течение последних лет ежегодно 3% так и поступают. Если на секунду задуматься над этой цифрой, это означает, что такими темпами всего через 30 лет евреев в Европе может не остаться», – пугал участников форума Кантор.

«А в России мы видим, возможно, самый низкий уровень антисемитизма, благодаря применяемой много лет бескомпромиссной политике против антисемитизма. К антисемитским инцидентам там относятся с максимальной строгостью, таким образом практически ликвидируя антисемитизм в общественной жизни», – успокаивал он их перед выступлением российского лидера.

Так что аудитория была как следует подготовлена, чтобы выслушать рассказал Путина о его сокровенном: о встрече глав пяти держав-основателей Организации Объединённых Наций, «которые несут особую ответственность за сохранение цивилизации» – России, Китая, США, Франции и Великобритании.

«Проведение такой встречи именно в этом, 2020 году, считаю важным и символичным. Ведь мы отмечаем 75 лет окончания Второй мировой войны и основания Организации Объединённых Наций», – проникновенно говорил с кафедры Путин.

«Саммит государств, которые внесли главный вклад в разгром агрессора, создание системы послевоенного мироустройства, сыграл бы огромную роль в поиске коллективных ответов на современные вызовы и угрозы и, конечно, продемонстрировал бы нашу общую верность духу союзничества, исторической памяти, тем высоким идеалам и ценностям, за которые плечом к плечу сражались наши предки, наши деды, наши отцы», – торжественно закончил он.

Сопровождалось все это видеорядом про события Второй мировой войны, искусно смонтированным к речам Кантора и Путина.

И так все было хорошо! Даже злобного Дуду – президента Польши – на форум не пустили.

А вернувшись домой, в Россию, помиловал Владимир Владимирович царской рукой еврейскую девушку Нааму, томившуюся в его застенках.

Тут-то и наступила всеобщая радость и благолепие, и поклонились ему в ножки всем миром и сказали: «Приди и володей нами»… (уже, наверное, рисовало его воображение такие приятные взору картины).

А на самом деле…

А на самом деле разразился скандал.

Скандал

3 февраля на сайте мемориального комплекса Яд ва-Шем и в израильской газете «ХаАрец» директор Международного института по изучению истории Холокоста при Яд ва-Шем Дан Михман опубликовал письмо, в котором приносит извинения за искажение исторических фактов на Форуме:

«23 января, по инициативе Фонда Всемирного форума Холокоста в Яд ва-Шем прошло крупное международное мероприятие… К сожалению, короткометражные фильмы, которые сопровождали это событие, и особенно фильм, который должен был кратко рассказать о ключевых моментах Второй мировой войны и Холокоста, включали в себя ряд неточностей, которые привели к частичному и несбалансированному представлению исторических фактов. Фильмы не касались разделения Польши между нацистской Германией и Советским Союзом в 1939 году и завоевания Западной Европы в 1940 году. Кроме того, на картах показаны неправильные границы между Польшей и ее соседями и ошибочно идентифицированы концентрационные лагеря как лагеря смерти.

Мы приносим свои извинения за досадные ошибки в этих короткометражных фильмах, которые не отражают подход Яд ва-Шем к изображенным историческим проблемам».

 

Тёмный путь ЛжеМоше. Кантор Вячеслав Владимирович «химичил» с трусиками и чулочками, затем «прихватизировал» комбинат химудобрений

 

Редакция продолжает жизнеописание забавного персонажа из олигархической тусовки – Вячеслава Владимировича Кантора по прозвищу Моше.

Или Мойша – неважно, всё равно ненастоящий (ЛжеМоше). Это примерно так же, как если под старую ж…изнь назваться, например, Наташей Королёвой, Веркой Сердючкой или Машей Распутиной. В биографии ровным счётом ничего не поменяется. Ведь от рождения и большую часть сознательной жизни Кантор не был ни Моше, ни Мошой, ни Мойшей. Он рождён Славой, по батюшке – Владимировичем. То есть простой советский мальчишка (штаны на лямках) Слава Вовин. Да, фамилия Кантор – ну, с кем не бывает?

Откуда тогда взялась смешная приставка Моше? Со стороны складывается мнение, что у Вячеслава Владимировича Кантора какой-то мессианский комплекс. Неужели стыдится своего исконного русского отчества Владимирович? Если нет, то зачем ему приспичило на заре активных лет назваться Мошой? И получилось театрально – Вячеслав Моше Кантор. Ну, вылитый Моисей, с миллиардами долларов в карманах и оседлавший золотого тельца. И вот с такой безразмерной мошной наш Моше теперь колесит по миру с визиткой «президента» общественной организации «Европейский еврейский конгресс» (ЕЕК). А откуда деньжонки у Славы Вовина? Редакция «Компромат-Урал»начинает раскрывать ответ на злободневный вопрос… Приносим извинения, что делаем это в Шабат. Да простит нас Творец Вселенной, благословен Он.

Сегодня мы начинаем публиковать жизненную хронику Вячеслава Мойши Кантора, опубликованную нашими коллегами из издания «Руспрес»:

«Кантор Вячеслав Владимирович. Биография…

Все российские олигархи давно уже разделились на две неравные части. Меньшая часть в эмиграции – в Лондоне, как Березовский, или в Вене, как Смоленский. Большая – в Москве и откровенно присягнула на верность существующей власти. Присягнула столь сильно, что готова, по меткому выражению О. Дерипаски, «отдать все в любой момент».

И нас на этом фоне очень заинтересовала фигура Вячеслава Владимировича Кантора, который явно не относится ни к одной из этих категорий. Он не в эмиграции, хотя гражданин Израиля и имеет ПМЖ в Швейцарии, обретаясь на вилле Люкенгуа на берегу Женевского озера. Но он и не в России, в Москву он только наведывается. А по отношению к властям он чувствует себя абсолютно независимо. Независимо настолько, что позволяет себе высказывания типа «в России у меня болит голова», а дословно – «Израиль – единственное государство, где у меня не болит голова».

Еще не так давно он был вхож в самые высшие эшелоны власти. Трижды его посещал сам В.В. Путин: летом 1999 года и спустя 10 лет на его предприятии «Акрон» в Великом Новгороде, а также в октябре 2002 года на его конезаводе на Рублевском шоссе в Подмосковье.

Пик его политического влияния пришелся на 2000–2002 годы. В этот период В. Кантор не единожды сопровождал Владимира Путина в его зарубежных визитах: в ФРГ, а также в Швецию и дважды в Норвегию. В Норвегии даже участвовал в торговых переговорах. Но личной унии с президентом не сложилось. Резкое охлаждение их отношений пришлось на конец 2002 года. Следующая их встреча состоялась в феврале 2005 года на мероприятии, проводимом В. Кантором в г. Кракове. И эта встреча для Кантора была не самой удачной.

Крупным олигархом «федерального значения» он так и не стал, хотя премьер-министр В. Черномырдин издавал распоряжения, по которым в управление В.В. Кантора попадали огромные активы. А председатель Совета Федерации Е.С. Строев почитал за честь видеть В.В. Кантора своим советником по экономическим вопросам. Губернаторы стелились перед ним во многих регионах России, причем даже в тех, где нет его предприятий, а есть только экономический интерес.

О его коллекции картин российских авангардистов, работавших в Париже в конце XIX – начале XX веков, ходят легенды. Доподлинно известно, что в его главном офисе в Москве (исторический особняк Киреевых-Карповых на Пречистенке) хранится картина В. Серова «Похищение Венеры» (без права вывоза из России).

Так что теперь и мы можем задать свой вопрос – кто вы, мистер Кантор?

Биография

ячеслав Кантор родился 3 сентября 1953 года в семье работников торговли. Его отец, Владимир Исаакович, работал на разных постах в сфере торговли, а в начале 1980-х годов занимал даже пост директора Сокольнического универмага столицы. В 1989 году был осужден, по данным СМИ, на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Владимиру Кантору инкриминировали спекуляцию, хищение государственного имущества в особо крупных размерах, а также получение взятки и должностной подлог (статьи 93, 154, 173, 175 УК).

К коммерции Вячеслав Кантор пришел не сразу. В 1976 году он закончил Московский авиационный институт (МАИ) по специальности «инженер-системотехник». По окончании аспирантуры Вячеслав Кантор возглавил одну из многочисленных в то время закрытых научных лабораторий при МАИ. Лаборатория занималась чрезвычайно перспективным, как тогда казалось, делом – проектированием межорбитальных космических аппаратов. Но карьера обычного советского ученого не сложилась. В 1986 году в лаборатории разгорается скандал, поводом к которому послужила продажа секретов оборонного характера за рубеж. Расследование этого дела, как полагают, грозило Вячеславу Кантору по крайней мере тюрьмой. Однако завлабу необъяснимо повезло. Власти ограничились лишь его увольнением из МАИ, и в этом же году начинается его карьера как бизнесмена. Вячеслав Кантор вдруг оказывается в кресле руководителя советско-американского СП «Интелмас» (интеллектуальные материалы и системы). Данная организация занималось очень модным, но мало кому тогда понятным делом – экологическим мониторингом. О деятельности этого предприятия известно только то, что в 1992 году оно смогло каким-то образом получить у Юрия Лужкова в собственность исторический объект – усадьбу Киреевских-Карповых на Пречистенке.

Но заботой о природе интересы Вячеслава Кантора не ограничивались. Вячеслав Кантор учредил в то время множество самых разных предприятий. Как пишет газета «Русский курьер» (№ 102), «в начале 1990-х годов Кантор замечен в главном магазине страны – в ГУМе, где распоряжался целой секцией с дамским бельем. Однако путь Кантора к миллионам начался не с трусиков и чулочков. Путь этот начался с полезных знакомств. Среди знакомцев оказался Геннадий Бурбулис, ставший вскоре госсекретарем Российской Федерации. С подачи последнего будущий миллионер оказывается в Великом Новгороде, где располагалось самое современное химическое производство СССР – ПО «Азот», производитель минеральных удобрений. Тогда, в далеком 1992 году, в головах государственных мужей созрела мысль о приватизации новгородского химкомбината. С подачи своих покровителей Вячеслав Кантор во главе «Интелмаса» был призван на ПО «Азот», для того чтобы оценить активы предприятия и помочь в проведении приватизации. Оценил. Понравилось. Помог.

В 1993-м году Вячеслав Кантор становится владельцем «Азота», который тогда же меняет свое наименования на «Акрон». За 35% акций одного из мощнейших предприятий советской химической промышленности господин Кантор заплатил около 350 млн рублей, или 200 тыс. долларов. В то время как на рынке стоимость тонны продукции «Азота» составляла 140 долларов за тонну, а мощность предприятия составляла 4 млн тонн в год.

Разумеется, бывшее «неэффективное» госпредприятие стало приносить огромный доход господину Кантору и показывало внушительные темпы роста. Многие аналитики объясняли это «уникальным менеджерским коллективом», который Вячеслав Владимирович привел на комбинат.

В 1994 году по сходной схеме был приватизирован и подобный комбинат «Дорогобуж», находившийся в Смоленской области. Он тоже вошел в холдинг «Акрон». Кроме того, «Акрон» заполучил 8% акций «Сильвинита», основного поставщика калийного сырья на «Акрон», 20% акций ОАО «Росхимтерминал», которое строило химический терминал в порту Усть-Луга, и даже 7,73% акций мурманского «Апатита».

«Случились эти события при самой прямой поддержке тогдашних госсекретаря РФ господина Бурбулиса и вице-премьера господина Шумейко. Приватизированы окончательно эти предприятия были только в 1995 году, для чего Владимир Шумейко, тогда уже председатель Совета Федерации вписал их в план приватизации на 1995 год» («Версия № 50).

Однако стали твориться странные дела. Как пишет все та же газета «Версия» (№ 50): «в 1997–1998 годах цены на минеральные удобрения на мировых рынках стояли очень высокие. «Акрон» производил минеральные удобрения, цена на которые зашкаливала за 200 долларов за тонну. Так вот, за кризисный 1998 год «Акрон» оказался... в убытке на 202 млн рублей, или 25 млн долларов по среднегодовому курсу».

Тем не менее, несмотря на огромные убытки по итогам 1998 года, Минэкономики присвоило «Акрону» титул лучшего российского экспортера.

По мере роста благосостояния круг интересов Вячеслава Кантора расширился. В 1999 году Кантору приглянулся Московский конный завод № 1, который находился в самом лакомом участке Подмосковья, в районе Рублево-Успенского шоссе, как раз в непосредственной близости от президентских резиденций «Барвиха» и «Горки-9», а вместе с ним и 2300 га элитной земли. Рыночная стоимость всех земельных угодий МКЗ № 1 составляет не менее 4,5 млрд долларов и продолжает расти год от года.

Тем временем в стране сменилась власть, и, чтобы доказать свою лояльность, Вячеслав Владимирович создает в 2000 году Национальный институт корпоративной реформы, в попечительский совет которого вошли наиболее близкие бизнесмену фигуры – Михаил Прусак, президент «Альфа-Банка» Петр Авен, Анатолий Чубайс, вице-президент Российской академии наук Некипелов и еще 200 человек, попавших в сферу влияния «корпоративной политики» холдинга «Акрон».

«За 2000–2002 годы В. Кантор не единожды сопровождал Владимира Путина в его зарубежных визитах: в ФРГ, в Швецию и дважды в Норвегию. В Норвегии даже участвовал в торговых переговорах. Но личной унии с президентом пока не складывается. То ли не удается попасть в первый самолет президентской эскадрильи, то ли «питерские» оттирают», – пишет «Версия».

Не складываются отношения у Вячеслава Кантора и с прочими олигархами. Даже при ныне покойном Борисе Ельцине Вячеслав Владимирович был нечастым гостем в этой компании, а сейчас и вовсе не приходится ко двору.

«Схлопывание» рынков в химическом бизнесе в США и Западной Европе заставило Кантора еще в 1999–2000 годы обратить пристальное внимание на Китай. В 2002 году он купил в Китае химкомбинат Red Sun, впоследствии переименованный в «Хунжи – Акрон».

Как пишет интернет-издание «Компромат.ру», «В разные годы он (Вячеслав Кантор) пытался получить контроль и над Кирово-Чепецким комбинатом, и над АО «Сильвинит», и над ПО «Беларуськалий» и другими химическими предприятиями. И кое-где даже урвал по мелочам, но в целом его ожидало фиаско».

Параллельно на свет появился проект образования национальной компании «Минеральные ресурсы». Предполагалось, что в эту компанию государство внесет принадлежащие ему пакеты акций в предприятиях агрохимического комплекса, а «Акрон» – часть собственных акций, получив взамен возможность управлять вновь созданным промышленным гигантом.

И вновь не судьба. Независимые (от Кантора) чиновники быстро смекнули, что речь идет о прямом надувательстве государства. К тому времени устав «Акрона» был изменен таким образом, что в совет директоров холдинга реально могли быть избраны только менеджеры олигарха. Так что, получив в собственность пакет акций «Акрона», страна попросту оказалась бы за бортом большого бизнеса.

В 2005 году Вячеслав Кантор оказался замешан в одну детективную историю, связанную с попыткой продажи ракет X-55 в Иран и Китай через Украину. В деле появились следы двух офшоров – Isofert Trading INC и Transchem International INC, вероятно, принадлежащих Вячеславу Кантору. В феврале 2006 г., как считают СМИ, Кантор был даже задержан «для беседы» по «делу Х-55» в аэропорту Бен-Гурион.

В ноябре 2005 года Вячеслав Кантор сменил Владимира Слуцкера на посту главы Российского еврейского конгресса. При вступлении в должность Кантор был убежден, что он добьется успеха там, где не удалось Слуцкеру. Он обещал «восстановить силу и мощь организации» – и, конечно же, усилить сотрудничество между общиной, которую он представляет, и властями.

Кантор – главный финансовый донор Центра Кантора по истории, культуре и жизни евразийских евреев при Тель-Авивском университете и обладает почетной докторской степенью университета.

Он также делал пожертвования музеям и синагогам в России и Женеве и из собственных средств оплатил церемонии в память 60-летней годовщины освобождения Освенцима в Кракове. До последнего времени он был вице-президентом Евро-Азиатского еврейского конгресса во главе с Александром Машкевичем. Кантор также до февраля 2006 года являлся председателем правления Европейского еврейского конгресса. Председателем ЕЕК Вячеслав Кантор стал в июне 2007 года.

В настоящее время Вячеслав Кантор проживает в Швейцарии. Туда его, по некоторым сведениям, вынудил бежать страх разделить судьбу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. В России бывает редко, все свои дела с принадлежащей ему собственностью решает через трейдера, чью роль выполняет швейцарская фирма Fimochim SA, через которую идут денежные потоки от экспорта минеральных удобрений производственной группы «Акрон».

Чем владеет

С 2001 года Кантор – полноправный владелец холдинга «Акрон». Также владеет контрольным пакетом акций ЗАО «Московский конный завод № 1», распоряжавшегося «золотым» куском земли в 2300 га по Рублево-Успенскому шоссе в 30 км от МКАД. Его состояние оценивается в $1,4 млрд. В мировом списке FORBES он занимает 717-е место.

Партнеры

В разное время важными партнерами Вячеслава Кантора были или являются Геннадий Бурбулис, Михаил Прусак, Владимир Шумейко, Владимир Ющенко. Позже имел дело с Егором Строевым.

Противники

Среди противников Вячеслава Кантора обычно называют конкурентов по бизнесу. В частности, в то время, когда Кантора еще пускали в Кремль, он очень активно разоблачал якобы незаконные действия своих конкурентов. На самом деле среди противников Вячеслава Кантора можно перечислить все предприятия отрасли, не входящие в холдинг «Акрон». Это и «ФосАгро», и ОАО «Сильвинит», владельцем которого Кантор безуспешно пытался стать, и ОАО «Уралкалий», и «Еврохим».

Структуры Вячеслава Кантора активно и пока безуспешно противоборствуют «Газпром-банку» в конфликте по поводу месторождения Берегового. Береговое месторождение в ЯНАО с запасами в 319 млрд м3 газа – основной актив «Сибнефтегаза». 50,63% акций компании принадлежат «дочке» «Газпромбанка» ООО «Статус», еще 27,9% – у ООО «НГК «Итера», 21% контролирует «Акрон». «Сибнефтегаз» решил продать весь газ Берегового месторождения двум трейдерам – «дочке» «Газпромбанка» и «Транзитнефтегазу». Миноритарный акционер компании – «Акрон» – не сумел заблокировать сделку и теперь пытается оспорить контракты в суде.

Лобби

Вячеслав Кантор является «непризнанным» олигархом с весьма ограниченным административным ресурсом. Опасение вызвать интерес со стороны правоохранительных органов заставило Кантора уехать в Швейцарию и обзавестись израильским гражданством. Лучшие годы активных лоббистских возможностей Кантора уже позади.

На что направлены интересы

В данный момент интересы Вячеслава Кантора направлены на постепенное сворачивание бизнеса в России. Возможное скорое разорение и распродажа «Акрона», повысившийся интерес властей к приватизационным сделкам начала 1990-х, а также неудавшееся дело с распродажей земли МКЗ № 1 вынуждают Вячеслава Кантора переносить бизнес за границу. Весной 2007 года СМИ часто упоминали об интересе «Акрона» к украинскому «Днепроазоту». Гендиректор киевской управляющей компании «Инэко-Инвест» Олег Морква предполагает, что потенциальным покупателем завода может выступить и «Газпром», чья «дочка», «Сибур Холдинг», недавно заявила о намерении упрочить свои позиции в агрохимической отрасли.

Личное

Вячеслав Кантор женат, имеет двух сыновей и дочь. На счету Вячеслава Владимировича богатая коллекция картин русских парижан конца XIX – начала XX века, вилла «Люкенгуа» в престижном районе швейцарской столицы с живописным видом на гладь Женевского озера стоимостью почти 3 млн долларов (цена 1996 года). Также ему принадлежат две виллы на Лазурном берегу Сардинии стоимостью 17 и 21 млн долларов, Музей искусства авангарда, в основу коллекции которого легли произведения русских художников еврейского происхождения…

Непредсказуемый провоКантор?

Как обобрать ближнего, чтобы он тебе еще и посочувствовал? Как править – и вызывать жалость и сострадание? Спросите у Кантора!

В опубликованном в сентябре 2007 года списке «100 самых богатых людей Центральной и Восточной Европы» польского журнала «Впрост» Вячеслав Кантор на 95-м месте с состоянием в 600 млн долларов.

Он называет себя Моше Кантором, то же написано в его израильском и швейцарском паспортах. По российскому паспорту он – Вячеслав Владимирович. Кантор в 1976 году закончил Московский авиационный институт имени Серго Орджоникидзе по специальности «инженер-системотехник» и начал заниматься научной работой в НПО «Спектр» при институте. Это НПО занималось, в частности, разработкой средств экологического мониторинга и приборами и средствами так называемого неразрушающего контроля и технической диагностики: акустическими, ультразвуковыми, магнитными, электромагнитными, оптическими, рентгеновскими, тепловыми. В 1987 году Кантор организовал коммерческий центр «Композит», который производил работы по монтажу вычислительной техники на промышленных предприятиях, а также услуги по экологическому мониторингу.

В те годы в Москву буквально хлынули наши бывшие соотечественники – в основном из Нью-Йорка. Кто только тогда не возвращался: от бывших таксистов с Брайтон-Бич, скопивших некоторые деньги с помощью махинаций с налогами, до торговцев антиквариатом и современным искусством. Они совсем не скрывали, что приехали что-нибудь прикупить. В нашей стране мало кто понимал тогда реальную стоимость большинства ее предприятий. А доллар стоил в Москве очень и очень дорого. Кроме этого, был у эмигрантов некоторый деловой опыт и кое-какие связи в западном бизнес-мире. Вячеслав Кантор познакомился тогда сЛеонидом Ароновичем Кобринским, американским бизнесменом средней руки, сыном эмигрировавшего в 1989 году в США советского ученого в области точной механики и биокибернетики, лауреата Госпремии за 1967 год Арона Кобринского. Младший Кобринский разбирался в продуктовом бизнесе и знал людей, готовых половить рыбку в мутной воде приватизации промышленных предприятий, связанных с сельским хозяйством.

Еще одним партнером Кантора стал Юрий Аркадьевич Трайсман. Он вырос в советской полубогемной семье: мать преподавала гимнастику в Большом театре, отец иллюстрировал технические книжки. Трайсман окончил строительный институт, однако не столько учился, сколько участвовал «в хэппенингах в КВН», которые до сих пор считает «легализованным авангардом». После института работал реставратором в монастырях – точнее, как сам он сказал в одном интервью, «обеспечивал жилье, кормил бригаду и платил людям зарплату». При этом скромный завхоз начал собирать коллекцию икон, поскольку его «волновала метафизика». В середине семидесятых выехал из России в США и занялся бизнесом в области современного искусства и издательской деятельностью. Продавал и перепродавал работы Эрнста Неизвестного, Михаила Шемякина, Оскара Рабина, Владимира Вейсберга и Олега Целкова.

По домашнему адресу Трайсмана и была зарегистрирована 18 декабря 1991 года первая офшорная компания Моше Кантора WETECH USA OF OHIO INC. Юрий Трайсман стал ее вице-президентом, а Кантор – президентом и владельцем. Эта компания стала соучредителем некоего российско-американского СП «Интелмас» – «Интеллектуальные материалы и системы», которое до сей поры прописано в Москве на Пречистенке, дом 37.

До своего отъезда в США Трайсман и Кобринский суетились среди активистов советских еврейских правозащитных организаций, занимавшихся проблемами иммиграции евреев. Когда они вернулись в Москву, их знакомые правозащитники оказались в рядах новых демократических организаций, поддерживающих Бориса Ельцина. Так компания познакомилась с активистами московских «демороссов» – Александром Музыкантским, Владимиром Боксером, Василием Шахновским. А через них и с главным ельцинским демократом того времени Геннадием Бурбулисом.

О пользе мониторинга

В 1991 году контора Кантора и Трайсмана – «Интеллектуальные материалы и системы», – как тогда говорили, «зашла» на крупнейший и самый современный в СССР комбинат по производству аммиака и сложных химических удобрений в Великом Новгороде, получив заказ на экологические работы. Расплачивался завод с Кантором своей продукцией. Кантор и Трайсман получили ее по государственным расценкам, а продали на Западе по рыночным. Еще несколько сотен тысяч долларов на экологию выбили партнеры через свои связи в государственном предприятии «Росагрохим». По рекомендациям чиновников из того же «Росагрохима» фирма Кантора и была оформлена консультантом по приватизации и оценке комбината. Стоимость российских предприятий оценивалась в те годы по ценам, несопоставимым с реальной стоимостью их активов. Реальную стоимость тогда мало кто понимал. Тем более если отблагодарить за это руководство приватизируемого завода. Благодарности, как вспоминают очевидцы, могли проплачиваться Кантором через Новгородское отделение «Промстройбанка» СССР, крупнейшего банка страны, который тоже тогда приватизировали.

В ходе приватизации контора Кантора и приобрела блокирующий пакет акции химического комбината, который в ноябре 1992 года преобразовала в ОАО «Акрон».

После получения контроля над предприятием Кантор перевел денежные потоки «Акрона» в банк Бориса Березовского «АвтоВАЗ-банк Москва», существенно ослабив бюджет Новгородской области. Но главное – Кантор поставил на завод своих менеджеров, в том числе Леонида Кобринского, и экспорт аммиака и минеральных удобрений стал осуществляться через ряд офшорных компаний – ММВ Center Ltd, SK Enterprises Limited, Wetech Limited, Transchem International INC и Isofert Trading INC, зарегистрированных в Панаме и Гибралтаре. Это позволило выводить значительную часть валютной выручки предприятия на зарубежные счета.

Долгое время считалось, что все эти компании подконтрольны самому Кантору. Однако на деле гибралтарскими офшорами ММВ Center Ltd, SK Enterprises Limited, которым принадлежало без малого 40% акций «Акрона», владел и управлял ирландский мультимиллионер Дермот Десмонд. По некоторым данным, в том числе и на деньги Десмонда Кантор приобрел свой первый пакет акций «Акрона».

С начала девяностых Дермот Ф. Десмонд через гибралтарскую офшорную компанию Line Holdings Limited управлял пакетом акций в 39,89% ОАО «Акрон». По некоторым сведениям, весной 2003 года он продал эти акции из-за наличия серьезных финансовых рисков, связанных с бурной околополитической деятельностью Вячеслава Кантора.

В начале 1997 года Кантор провел с акциями «Акрона» операцию «Консолидация» и отсек от активов множество владельцев небольших пакетов акций – сотрудников предприятия. Крупные пакеты в 29 000 акций номиналом 1 тысяча рублей обменивались на 1 акцию номиналом 29 миллионов рублей. Смысл трюка в том, что акционеры, обладающие пакетом меньшим, нежели 29 000 акций (стоимостью около 6 тыс. долларов по тем временам), были вынуждены продавать его правлению «Акрона» по «договорной» цене.

После этого устав «Акрона» был изменен таким образом, что в совет директоров «Акрона» могли реально быть избраны только его менеджеры. В прессе много писали, правда, не приводя доказательств, что эту операцию «прикрывал» бывший губернатор Новгородской области Михаил Прусак. И якобы получил за это неплохой подарок. По тем же неофициальным данным, в настоящее время г-ну Прусаку якобы принадлежит до 10% акций «Акрона».

Организованная швейцарская группировка

Некоторые журналисты утверждают, что с помощью своих менеджеров Кантор будто бы занижал экспортные цены и таким образом выводил часть валютной выручки предприятия (до $40 млн в год) за рубеж на личные счета. Но, как бы там ни было, Кантор стал богатеть как на дрожжах. И скоро приобрел в Смоленской области еще один завод по производству удобрений – «Дорогобуж».

Пока предприятия у него в собственности, Кантор пытается извлечь из них максимальную прибыль, причем любыми способами. Он буквально облепляет «Акрон» и «Дорогобуж» целым веером дочерних предприятий. Как вы думаете, лицензию на какой вид деятельности «Акрон» получил одной из первых? Не догадаетесь никогда! Лицензию на торговлю алкогольной продукцией. Есть у «Акрона» и завод по производству сыра «Задонский сыр», и даже сеть автозаправок в Липецке «Липойл». Всего у ОАО «Акрон» почти 30 дочерних компаний.

А кто только не «удочерился» при смоленском заводе «Дорогобуж»… Вот, например, владеет он небольшим, всего в 7,5%, пакетом акций некой швейцарской фирмы «Fersam AG». В составе ее совета директоров – скандально известный Альфред Кох, бывший председатель Госкомимущества РФ и большой специалист по захвату чужих предприятий. Сам он себя, впрочем, называет специалистом по «пакетным инвестициям». Но интересно скорее не наличие Коха в этой компании, а истинные ее владельцы. Президентом Fersam AG является миллионер Беат Рупрехт, известный пакетный инвестор. Сейчас одна из его фирм владеет пакетом акций 11,145% предприятия «Тольяттиазот» и стремится получить в нем блокирующий пакет. Среди совладельцев Fersam AG есть и швейцарский бизнесмен Феликс Циви, фирма которого строит агрегаты по производству аммиака. Циви начал сейчас строить химический завод на Таманском полуострове в Краснодарском крае.

Новгородское ОАО «Акрон» (головная компания) и ОАО «Дорогобуж» (Смоленская область) стали основой холдинга «ОАО «Акрон». После этого Вячеслав Кантор и стоящие за ним «пакетные инвесторы» из Ирландии и Швейцарии стали предпринимать многочисленные попытки распространить свое влияние на другие заводы отрасли. Все попытки прикупить или заполучить новые объекты сопровождались широкомасштабными заявлениями Кантора об острой нехватке минеральных удобрений, поставляемых российскому сельскому хозяйству, и громкими спекуляциями на тему «продовольственной безопасности России». Для более успешного лоббирования своих интересов Кантор устроился советником тогдашнего председателя Совета Федерации России Егора Строева и стал рекламировать себя в качестве чуть ли не главного государственно мыслящего бизнесмена в отрасли…».