КУДА «ПРОПАДАЮТ» МИЛЛИАРДЫ Национального фонда Казахстана?

«Обще­ствен­ная пози­ция»


(про­ект «DAT» №7 (324) от 18 фев­ра­ля 2016 г.



Кри­вая эКо­но­ми­ки



Наци­о­наль­ный банк раз­ме­стил дан­ные о том, что акти­вы Нац­фон­да за 2015 год сни­зи­лись на 13,29% – с $73,2 млрд до $63,5 млрд. Меж­ду тем, сама отправ­ная точ­ка под­сче­та, как и состо­я­ние фон­да в целом, вызы­ва­ет боль­шие сомне­ния.



В послед­нее вре­мя инфор­ма­ци­он­ное про­стран­ство изоби­лу­ет рас­суж­де­ни­я­ми о том, на сколь­ко еще хва­тит Наци­о­наль­ный фонд. Что уди­ви­тель­но, к этой теме под­клю­чи­лись даже ува­жа­е­мые экс­пер­ты. Хотя она совер­шен­но бес­пред­мет­на. Сей­час важ­нее понять, что вооб­ще пред­став­ля­ет собой Наци­о­наль­ный фонд и каки­ми реаль­но резер­ва­ми мы рас­по­ла­га­ем. Взять хотя бы послед­ние дан­ные Нац­бан­ка, из кото­рых сле­ду­ет, что акти­вы Наци­о­наль­но­го фон­да на нача­ло 2015 г. состав­ля­ли $73,2 млрд.


«В 2014 г. был создан зна­чи­тель­ный запас проч­но­сти казах­стан­ской эко­но­ми­ки. Золо­то­ва­лют­ные резер­вы стра­ны достиг­ли $102 млрд, в том чис­ле Наци­о­наль­ный фонд вырос до $73 млрд», – заявил теперь уже быв­ший гла­ва Нац­бан­ка Кай­рат Келим­бе­тов в ходе сове­ща­ния по вопро­сам соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия стра­ны 15 янва­ря 2015 г. На бри­фин­ге в СЦК 15 фев­ра­ля 2015 г. г-н Келим­бе­тов назвал несколь­ко иную циф­ру: «Так­же уве­ли­чи­лись акти­вы Наци­о­наль­но­го фон­да на 3,9%, соста­вив по ито­гам года $73,6 млрд». А в отчет­но­сти, раз­ме­щен­ной на сай­те Наци­о­наль­но­го бан­ка, ука­за­на сум­ма $73,2 млрд.


В прин­ци­пе, на несты­ков­ки в раз­ме­ре несколь­ко сотен мил­ли­о­нов дол­ла­ров мож­но закрыть гла­за, речь идет о сум­ме одно­го поряд­ка. Но есть и более серьез­ные раз­ры­вы.


Из раз­ме­щен­но­го на сай­те Мини­стер­ства финан­сов отче­та о поступ­ле­ни­ях и исполь­зо­ва­нии Наци­о­наль­но­го фон­да ука­за­но, что на конец 2014 г. акти­вы достиг­ли 16 трлн 429 млрд тен­ге. При кур­се 182 тен­ге за дол­лар это состав­ля­ло $90 млрд 269 млн. Если взять за осно­ву курс на пери­од состав­ле­ния отче­та, июнь 2015 г., – 186 тен­ге за дол­лар, то акти­вы Нац­фон­да рав­ня­лись $88,3 млрд. Это все рав­но зна­чи­тель­но боль­ше, неже­ли фигу­ри­ро­ва­ло в дан­ных Нац­бан­ка.


Теперь обра­тим­ся к пол­но­му тек­сту отче­та о фор­ми­ро­ва­нии и исполь­зо­ва­нии Наци­о­наль­но­го фон­да за 2014 г., утвер­жден­но­го ука­зом пре­зи­ден­та №39 15 июня 2015 г. Там пер­во­на­чаль­но ука­за­на в тен­ге та же сум­ма, что в отче­те мин­фи­на – 16 трлн 429 млрд тен­ге. Одна­ко далее дает­ся пояс­не­ние, что есть еще некие начис­лен­ные и про­сро­чен­ные рас­хо­ды. И в бух­гал­тер­ском балан­се Нац­фон­да и отче­те об изме­не­нии его чистых акти­вов при­во­дит­ся уже иная циф­ра – 14 трлн 936 млрд тен­ге. В пере­сче­те по кур­су на июнь 2015 г. это состав­ля­ет $80,7 млрд.


Но и это еще не всё. В отче­те так­же содер­жит­ся опи­са­ние струк­ту­ры акти­вов, из кото­ро­го сле­ду­ет, что «общая рыноч­ная сто­и­мость порт­фе­ля Наци­о­наль­но­го фон­да на 31 декаб­ря 2014 г.» была рав­на $75,2 млрд. Из них $73,2 млрд – валют­ный порт­фель (97,3%) и осталь­ное – тен­го­вый (2,7%).


Вот и при­е­ха­ли: в одном и том же доку­мен­те меж­ду сум­ма­ми 14 трлн 936 млрд тен­ге и $75,2 постав­лен знак равен­ства. То есть посчи­та­но по кур­су 198 тен­ге за дол­лар. Тако­го не было ни в 2014 г., ни даже в июне 2015 г., когда утвер­ждал­ся отчет. К это­му кур­су мы при­шли 19 авгу­ста – за день до оправ­ле­ния тен­ге в сво­бод­ное пла­ва­ние. Как так уга­да­ли авто­ры отче­та – «финан­со­вые Ностра­да­му­сы»?


Как бы то ни было, рас­хож­де­ние меж­ду тен­го­вы­ми и дол­ла­ро­вы­ми зна­че­ни­я­ми Наци­о­наль­но­го фон­да на $5,3 млрд нали­цо.


Давай­те про­ве­рим, что было в преды­ду­щем отче­те. В 2013 г. акти­вы Наци­о­наль­но­го фон­да, по дан­ным Нац­бан­ка, достиг­ли $70,8 млрд. По отче­ту мин­фи­на – 13 трлн 26 млрд тен­ге. В отче­те, утвер­жден­ном пре­зи­ден­том, при­во­дит­ся ана­ло­гич­ная сум­ма, одна­ко вновь идет снос­ка на начис­лен­ные и отсро­чен­ные рас­хо­ды, с уче­том кото­рых чистые акти­вы – 11 трлн 755 млрд тен­ге. По кур­су 154 тен­ге за дол­лар это рав­ня­лось $76,3 млрд. Если же взять курс на пери­од утвер­жде­ния отче­та, июнь 2014 г., то тогда объ­ем соста­вил $64,2 млрд.


При этом валют­ный порт­фель оце­нен в $70,8 млрд (сов­па­да­ет с дан­ны­ми Нац­бан­ка), а общий порт­фель – $71,5. Полу­ча­ет­ся, что был исполь­зо­ван курс кон­вер­та­ции 164 тен­ге за дол­лар. Хотя тако­во­го не суще­ство­ва­ло ни в 2013 г., ни на момент утвер­жде­ния отче­та.


Таким обра­зом, рас­хож­де­ния при оцен­ке акти­вов Нац­фон­да – его хро­ни­че­ская болезнь. Одна из при­чин несты­ко­вок коре­нит­ся в оцен­ке тен­го­вой части порт­фе­ля, а это обли­га­ции хол­дин­гов «Самрук-Казы­на», «КазА­гро» и «Бай­те­рек». Еже­год­но осу­ществ­ля­ет­ся их пере­оцен­ка, из-за чего и про­ис­хо­дит сви­сто­пляс­ка вокруг общей сум­мы акти­вов Нац­фон­да в тен­ге и дол­ла­рах. Балан­со­вая сто­и­мость обли­га­ций уве­ли­чи­ва­ет­ся, хотя реаль­но за этим ниче­го не сто­ит.


Неслу­чай­но в заяв­ле­ни­ях руко­во­ди­те­лей Нац­бан­ка и пра­ви­тель­ства фигу­ри­ру­ет исклю­чи­тель­но вели­чи­на валют­ных акти­вов Нац­фон­да. Вот поче­му за 2014 г. назы­ва­ет­ся циф­ра $73,2 млрд, хотя есть еще и тен­го­вая часть акти­вов Нац­фон­да – не такая уже малень­кая по бума­гам. Про­сто имен­но как актив она уже не вос­при­ни­ма­ет­ся. С ней про­из­во­дят­ся раз­ные бух­гал­тер­ские мани­пу­ля­ции, но обли­га­ции гос­хол­дин­гов как бы выне­се­ны за скоб­ки и в чис­ло реаль­ных акти­вов Нац­фон­да не вхо­дят.


В то же вре­мя даже раз­ду­ва­ние тен­го­вой части Нац­фон­да, кото­рая в 2014 г. оце­не­на в $2 млрд, не объ­яс­ня­ет раз­ни­цы $5,3 млрд меж­ду оцен­кой обще­го порт­фе­ля Нац­фон­да в тен­ге и в дол­ла­рах. Так­же, как и нет внят­ных объ­яс­не­ний, поче­му от общей сум­мы акти­вов в отче­те за 2014 г. с лег­ко­стью отре­за­ет­ся 1,5 трлн тен­ге при под­сче­те дру­гим мето­дом?


Таким обра­зом, сле­ду­ет при­знать, что в насто­я­щее вре­мя нет чет­ко­го пони­ма­ния, каким реаль­ным объ­е­мом акти­вов Наци­о­наль­но­го фон­да мы рас­по­ла­га­ем.


Тимур ИСАЕВ,


эко­но­мист (Аста­на)


forbes.kz