Белый дом расставит точки над «i»

Невероятная история приключилась с нашими властями. Они вдруг решили принять участие в судебном процессе в Вашингтоне, где рассматривается спор сугубо американских хозяйствующих субъектов. Спрашивается, зачем?


Как сообщили нашей редакции информированные источники, дело в том, что в процессе рассмотрения этого «частного дела» на свет могут быть извлечены документы, раскрывающие «особенности» отношений нашего правительства с агентами, представляющими его интересы на Западе.


То есть в погоне за активами своего политического противника власти Казахстана рискуют оказаться в центре международного финансового скандала. Причем в роли обвиняемых. Впрочем, Астане не привыкать. Именно по такому сценарию развивался «Казахгейт». Тогда наши чиновники искали счета бывшего премьер-министра Акежана Кажегельдина, а обнаружились в результате совсем другие деньги. На этот раз объектом охоты стал бывший зять президента Назарбаева Рахат Алиев.


Но обо всем по порядку.


Война на уничтожение


Как известно, в мае 2007 года Рахат Алиев заявил о переходе в оппозицию к президенту Назарбаеву. Одновременно с лишением всех постов и попытками ареста опального зятя начинается война с его активами, которая ведется по сценарию, отработанному в войне с троцкистами, — а именно «выкорчевывание» всех возможных связей врага народа.


В результате под нож идет и компания «Каратюбе Ойл» (Caratube Oil Interna tional Com pany), 92% которой принадлежат ливанскому предпринимателю Давинчи Хурани. Между тем брат Давинчи Хурани Иссам женат на сестре Рахата Алиева Гульшат. Неудивительно, что в новых политических условиях у компании появляются серьезные проблемы.


30 января 2008 года Министерство энергетики расторгает контракт с «Каратюбе» на недропользование. Сотрудников компании, как утверждают ее юристы, вызывали ночью на допросы и требовали дать показания на Алиева, предлагая им взятки.


В том же 2008 году инвесторов (их в официальной прессе называли то иранскими, то арабскими) и вовсе уличили в загрязнении пастбищ и угрозе оставить без пресной воды целый район, предъявив счет на
1 млрд 200 млн тенге.


Кого именно называли иранскими или арабскими инвесторами, так и осталось невыясненным (в соответствии с «правилами» советских времен имена «врагов народа и их пособников» старались не упоминать). Однако владелец компании Давинчи Хурани, будучи гражданином США, переносит войну из актюбинской степи прямо в Вашингтон.


В августе 2008 года он подает иск к правительству Казахстана в Международный центр урегулирования инвестиционных споров — International Centre for Settlement of Investments Disputes — арбитражный суд при Всемирном банке. Дело находится в процессе рассмотрения.


А 28 апреля 2010 года Давинчи Хурани подает иск в суд федерального округа Колумбия в Вашингтоне, в котором требует представить документы в поддержку своего арбитражного иска. Собственно, с этого момента дело начинает стремительно превращаться в серьезную угрозу для «Ак орды».


Что требует Хурани?


В своем иске Хурани утверждает, что правительство Казахстана развязало настоящую войну против него, используя для этого целую группу американских фирм. Именно их он требует привлечь к рассмотрению своего дела.


В список входят Krull Corporation и ее отец- основатель Александр Мирчев, а также компании BGR Group, PIC (Policy Impact Сom mu nication) и Glo bal Op tions. Все они в действительности выполняли и продолжают выполнять особые поручения властей в США и других странах мира.


Кое-что о системе этих отношений известно уже сегодня, но то, что может быть извлечено на свет по требованию Хурани, способно вызвать холодную дрожь у многих влиятельных людей в Астане. И вызвать настоящий скандал.


Так, Хурани требует, чтобы указанные фирмы представили все документы и переписку с правительством РК, посольством РК, а также всеми сотрудниками, агентами и консультантами, которые представляли интересы Казахстана. Требуется также представить все документы, находящиеся в распоряжении этих компаний, связанных непосредственно с семьей Назарбаева (это уже прямой подрыв последних новшеств казахстанского законодательства), семьей самого Хурани и Рахата Алиева.


На каком основании Хурани требует все это информационное сокровище? Дело в том, что в США есть закон, по которому американские суды должны предоставлять поддержку и помощь своим гражданам, ведущим процессы в международных судах.


«Суд теперь выявит все детали деятельности работы американских фирм с властями Казахстана, и в особенности обстоятельства работы этих компаний против корпорации «Каратюбе», — с удовлетворением рассказал «Республике» адвокат Давинчи Хурани Стюарт Ньюбергер.


В дело вступает правительство


Понятно, что даже теоретическая вероятность подобного оглашения наводит ужас на казахстанское политическое руководство. Столкнувшись с перспективой повторения кошмаров «Казахгейта», в мае 2010 года власти приняли решение вступить в процесс на стороне обвиняемых сторон.


В деле уже появились документы, оглашение которых юридическая фирма Curtis, Mallet-Prevost, Colt & Mosle, представляющая интересы правительства РК, требует запретить. А это означает, что в отличие от «Казахгейта» в новом деле властям Казахстана отмолчаться уже не удастся. И проблема в том, что активная позиция может лишь усугубить их положение.


Вообще, наши власти обладают удивительной способностью устанавливать дружеские отношения с очень странными субъектами. Объясняется этот феномен просто: за «нерушимой» стеной политического контроля, установленного внутри страны, в реальности скрывается чувство неуверенности во внешнеполитической сфере и готовность опираться на «помощь» кого угодно.


Но если феномен Гиффена можно было списать на издержки становления казахстанской государственности, то как объяснить связи с Мирчевым и К0, на фоне которых Гиффен, по мнению некоторых наблюдателей, выглядит «аристократом духа»?


Впрочем, это из серии эмоций, что гораздо важнее — против интересов «Ак орды» в Вашингтоне играют политические интересы нынешней администрации Белого дома, куда менее вовлеченного в геополитические игры в Центральной Азии, но проявляющего явные признаки беспокойства в связи с появлением нового конкурента — частных разведывательных корпораций.


В результате «тотальной войны с глобальным терроризмом» на свет появился целый военно-разведывательный комплекс, как правило, имевший тесные связи с республиканской администрацией.


Чтобы оценить риски этого феномена, можно вспомнить историю «Уотергейта». Непосредственными исполнителями и организаторами операции по взлому штаб-квартиры Демократической партии США стали люди, проявившие себя в целой серии операций, проводившихся в свое время властями США в странах третьего мира — в Тегеране, на Кубе. Но тогда речь шла об относительно небольшом количестве спецагентов. Сегодня это масштабный бизнес, который может оказаться без основного фронта работы — в буквальном смысле этого слова.


Для того чтобы на корню задушить формирующуюся угрозу, нынешняя администрация Обамы может пойти на громкие процессы против новоявленных частных разведывательных империй. Еще лучше, если объектом разоблачений станут деяния компаний, совершенные по контрактам с правительствами других стран.


За что боролись, то и вышло


В общем, получается, как в поговорке: за что казахстанские власти боролись, на то и напоролись. Дело в том, что в США правосудие действительно независимо от исполнительной и законодательной ветвей власти и судей не волнует ни размер нефтяных богатств Казахстана, ни проблема доступа к ним американских компаний.


Плюс американцы народ в основном законопослушный, и вряд ли рядовые юристы и прочий персонал фирмы г-на Мирчева рискнут утаить от суда какие-либо документы, касающиеся отношений их фирмы и ее шефа с Казахстаном и Назарбаевым. Это означает, что, если истцу удастся получить соответствующее судебное решение, ответчику придется передать ему весь комплекс документов, относящихся к Казахстану и заказчикам казахстанского происхождения.


Если учесть, что Мирчев и его подчиненные не только подготовили несколько вариантов плана-стратегии «СуперХан», но и принимали активное участие в решении проблемы «Казахгейта», хозяйственный спор с Хурани может вылиться в большой скандал. Вряд ли ближайшие родственники Рахата Алиева, к тому же сильно обиженные казахстанскими властями, откажут себе в удовольствии раскрыть содержание документов фирмы Krull подготовленных по акординскому заказу.


Газета "Голос Республики" №22 (153) от 18 июня 2010 года